По правилам '' Киевской Руси ''. Как в Николаеве потеряли деньги на оборонный заказ

после нападения русских на украинском корабле и захвата моряков в Керченском проливе в Украине было введено военное положение .

Казалось бы, на пятом году войны прочность оборонно-промышленного комплекса должно быть аксиомой.

Однако на фоне громких политических заявлений и увеличение оборонного бюджета из-за отсутствия коренных реформ и коррупционных скандалов в оборонно-промышленном комплексе есть сомнения, сможет оборонка полноценно обеспечить потребности военного времени.

Показательна история, раскрывающая глубины упадка отрасли ОПК, случилась в Николаеве на местном бронетанковом заводе.

Если коротко, то в разгар войны там сорвался срочный контракт Министерства обороны на ремонт техники. Бронетанковый завод потерял 26000000 гривен, а прокуроры втихаря закрыли дело из-за отсутствия "неправомерных действий должностных лиц".

Возможно, эта история так и осталась бы погребенной в анналах военной прокуратуры, но все испортила ее пресс-служба. В ответ на новость о закрытии дела об утрате миллионов, там раскрыли новые факты , После которых понимаешь, что этой стране нужны коренные реформы, а не военные состояния.

"Кто хочет жить в мире, должен готовиться к войне"
Никколо Макиавелли

В конце 2014 года, в разгар героических боев за Донецкий аэропорт Минобороны перечислило на Николаевский бронетанковый завод 59000000 гривен на ремонт техники для АТО. В то время заводом руководил Александр Швец, который после Майдана в директорское кресло посадила новая власть.

Для бронетанкового завода должен был начаться период расцвета. Появились реальные заказы от военных. Понемногу начали возвращаться специалисты. В Николаеве произошла давно невиданная событие - завод открыл новые вакансии.

Однако новый директор сразу начал вводить собственные новации. Полученные миллионы были размещены на депозитном счете в частном банка "Киевская Русь" без возможности досрочного снятия. Хотя уже тогда на рынке подобные финучреждения падали, как домино. Сапожника даже не остановили официальные предупреждения из Киева от материнского "Укроборонпрома" о переводе всех средств в надежные государственные банки.

Сапожника даже не остановили официальные предупреждения из Киева от материнского Укроборонпрома о переводе всех средств в надежные государственные банки

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк и директор ГП "МБТЗ" Александр Швец. Октябрь 2014

Фото "НикВести"

Уже в марте, через три месяца после депозитной авантюры "Киевская Русь" признали неплатежеспособным банком. На счетах зависло 26400000 гривен, на которые должны ремонтировать технику для фронта.

Данный эпизод расследовала военная прокуратура. И сама прокуратура, которую в АТО планировали ликвидировать. Однако после агрессии на Востоке решили реанимировать, чтобы нарушителями в погонах занимались прокуроры в погонах. Военной прокуратуре также выпало следить за соблюдением законов на оборонных предприятиях.

Итак, военные прокуроры взялись спасать оборонный заказ и пошли в Хозяйственный суд требовать, чтобы банк "Киевская Русь" вернул средства бронетанковом завода.

Наконец, в сентябре 2015 дело было выиграно. Суд обязал банк вернуть недополученную остаток, который на тот момент уменьшился до 23 миллионов гривен.

Окрыленные победой, прокуроры пришли к выводу, что дальше расследовать этот эпизод не имеет смысла.

"Информируем, что досудебное расследование проведено всесторонне, полно и объективно. По его результатам неправомерности действий должностных лиц данного государственного предприятия при размещении депозитных вкладов не установлено", - говорится в упомянутом в начале релизе пресс-службы прокуратуры.

Хотя на момент закрытия уголовного дела было известно, что банк "Киевская Русь" - банкрот с нулями на счету, поскольку его владелец успел скрыть несколько десятков миллионов долларов.

"Большие вопрос времени будут решаться железом и кровью"
Отто фон Бисмарк

Надо сказать, что на провальном депозите новации Швеца не закончились. За неполный год его директорства на Николаевском бронетанковом заводе было прокручено еще несколько схем с деньгами от оборонных заказов и ресурсами предприятия.

В конце того же 2014 года, когда вся страна похожа "по 5 гривен на армию", бронетанковый завод перечислил 40000000 на развитие собственной профсоюзы . Данные средства полученные от Минобороны на ремонт техники.

Много ли мало - 40000000? Это - почти треть от суммы кампании "по 5 гривен" , Собранных населением на декабрь 2014-го года.

Это - почти треть от суммы   кампании по 5 гривен   , Собранных населением на декабрь 2014-го года

Отдельно стоит упомянуть о собственном бизнесе директора, которому, как ни странно, Николаевский бронетанковый завод задолжал несколько миллионов. С частной фирмой ООО "Украинский радиаторный завод" Кронид ", принадлежащей семье Швеца, завод рассчитывался как деньгами, так и запчастями.

К слову, государственная поддержка бизнеса Швеца продолжается. В течение последних двух лет "Кронид" исправно получает тендерные контракты от военных частей на поставку теплообменников. По данным Prozorro, завод уже натендерив более 700 000 гривен.

Играли на заводе при Швецю и с закупкой несуществующих товаров в несуществующих фирм. В самую елочку 2015 некая фирма ООО "Мос-Ком" без договора получила от завода треть миллиона по фиктивной сделке. Налоговики, кстати, не смогли физически найти такую ​​фирму.

Уже в марте фирма ООО "Ан Сити-Сервис" получила миллион гривен также по фиктивным сделкам. При условии, что 150 000 гривен директор частной фирмы оставит себе, а все остальные деньги наличными вернет руководству бронетанкового завода. Собственно, на этой махинации Швец и соратники погорели, поскольку были сданы СБУ.

Но кто-то понес ответственность за диверсию в тылу во время войны?

На официальном портале военной прокуратуры не найти рапорты о сроках заключения и конфискации участников схем. Оно и не удивительно.

Реестр судебных решений выдает три приговора по данному делу. Все - сделки со следствием, после которых работники и работницы завода получили символические штрафы в размере 8500, 11 900 и 25 500 гривен. Как указано в судебных материалах, "условия соглашения не противоречат интересам общества".

Сам Швец был тихонько освобожден под конец 2015 года.

"Мы живем в эпоху великих событий и маленьких людей"
Уинстон Черчилль

Можно ли было предотвратить срыв оборонного заказа? Защищен бронетанковый завод от карнавала расточительства сегодня, в дни военного положения?

Без реальных, а не декоративных реформ, завод обречен. С 2014 года, когда обновилось руководство концерна "Укроборонпрома", пиар-службы оборонных предприятий доказывали, что директорами становятся молодые эффективные менеджеры, которые реформируют отрасль.

Однако концерн не обеспечил элементарный конкурс. Директора и сегодня более чем сотню предприятий назначаются в закрытом режиме, исходя из никому не известных принципов.

Неудивительно, что Николаевский бронетанковый завод возглавил новый-старый Александр Швец, который уже руководил этим заводом в 2010-2011 годах, и против которого регулярно восставали обличители из коллектива за расточительность.

Примечательно, что в схемах Швеца активное участие принимала сотрудница завода, которая там работала с 1986 года. А упомянутую профсоюз, которую засыпали деньгами, возглавляла дочь Швеца.

Все это говорит о том, что менеджмент Николаевского завода во время войны точно не о эффективное оружие мечтал.

В "Укроборонпроме" могут даже возразить. Мол, мы первые разоблачили финансовые нарушения на бронетанковом заводе и сообщили о них прокуратуру.

Да, это правда. Но правда также и в том, что концерн нет ни серьезных законодательных рычагов контроля над подчиненным сотней предприятий, ни необходимых ресурсов.

Поэтому каждый такой завод фактически государством в государстве со своими царьками и обычаями. Собственно, и сам "Укроборонпром" фактически подчинен одном министерству, что делает невозможным любой контроль над ним.

Поэтому вопрос, не обшивает сегодня какой-то очередной "сапожник" оборонный заказ, остается открытым.

И, конечно, вопрос к прокурорам. В последнее время главный военный прокурор Анатолий Матиос очень нервничает. Потому что после того, как на полную заработает Государственное бюро расследований , Прокуроры в погонах останутся без работы.

Матиосу даже приходится браться за несвойственную для прокуроров работу - инициировать создание новых органов, например бюро военной юстиции или нечто подобное.

Но, чтобы стать обществу полезным, достаточно добросовестно расследовать существующие дела о коррупции в обороне. И публично отчитываться об успехах в таких делах.

Ведь на днях уже новый директор Николаевского бронетанкового завода рассказал о судьбе взвешенных денег: "несмотря на решения судов всех инстанций в пользу ГП" МБТЗ ", государственное предприятие не в состоянии получить собственные средства". При этом Минобороны не отказалось от собственных денег и пошло судом на Николаевский завод.

Такая чехарда расследований и судов не привела, собственно, к решению проблемы. Николаевский бронетанковый завод еще долго будет возвращать деньги из мертвого банка и еще дольше будет рассчитываться с Минобороны. Но главное, что после такой истории закрадываются сомнения, может Николаевский завод отрабатывать новые заказы по требованию военного времени.

Глеб Каневский, StateWatch, проект "Марлин", для УП

Много ли мало - 40000000?
Но кто-то понес ответственность за диверсию в тылу во время войны?
Защищен бронетанковый завод от карнавала расточительства сегодня, в дни военного положения?